Московский суд занялся делом подсанкционной компании из РФ вместо лондонского, приравняв английское право к американскому
19 Ноября 2019



Российская компания, включенная в санкционный список США (SDN List) добилась переноса спора со своим американским контрагентом в московский суд из лондонского арбитража. Арбитражный суд Москвы удовлетворил соответствующие требования ООО «Инстар Лоджистикс», свидетельствует картотека арбитражных дел.

Генеральное соглашение между «Инстаром» и поставщиком буровых установок Nabors Drilling International Ltd. предусматривало, что споры контрагентов должны разрешаться в лондонском арбитраже по английскому праву. Однако после того как российская компания попала под американские санкции из-за логистического контракта с уже включенным в SDN List концерном «Калашников», она обратилась Арбитражный суд Москвы с двумя исками.

В рамках одного дела «Инстар» требовала внести изменения в договоры с Nabors на оказание услуг (2016-2017 года), которые предусматривают разрешение споров в Лондоне по английскому праву, и поменять юрисдикцию на российскую. В рамках второго — взыскать долг в 2,9 млн рублей по исполненному до санкций контракту. Nabors не оплатила «Инстару» хранение трех буровых установок, хотя, по мнению российского контрагента должно было попросить у Управления по контролю над иностранными активами Минфина США (OFAC) специальное разрешение для оплаты долга, но не сделала этого.

После нескольких судебных заседаний судья Ольга Лежнева в ноябре 2019 года удовлетворила требования «Инстара» по первому иску — спор о взыскании долга в 2,9 млн рублей будет рассматриваться в России. Заседание состоится в январе 2020 года.

Внесение изменение в условие контракта суд объяснил существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора (это допускает статья 451 Гражданского кодекса РФ). В решении суда говорится, что контрагенты не могли предвидеть введения санкций за шесть лет до подписания генерального соглашения, а при наличии санкций сделка бы не состоялась.

Кроме того, по мнению суда, неисполнение Nabors своих обязательств по оплате оказанных услуг «нарушает баланс имущественных интересов сторон договора», поскольку «Инстар» не получил оплаты и терпит убытки. «Только изменение договора восстановит баланс интересов сторон, поскольку даст возможность истцу защищать нарушенные ответчиком права и законные интересы на принципах недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты», — говорится в решении суда.

При этом условия генерального соглашения исходя из их «системного толкования», по мнению суда, допускают смену места разрешения споров и применение другого права, не английского. Это, как счел суд, можно сделать в том случае, если английское право использовать невозможно.

Правда, эта невозможность в случае «Инстара» и Nabors в решении объяснена очень лапидарно: «Условия генерального соглашения [о разбирательстве в Лондоне по английскому праву — ИФ] неприменимы [...] в связи с признанием Правительством США неприменимым к взаимодействию с ООО „Инстар Лоджистикс“ норм законодательства Соединенных Штатов и, соответственно, английского права». Почему английское право фактически приравнивается к законодательству США, в решении суда не объясняется.

В свою очередь возможность использования российского права Арбитражный суд Москвы суд объяснил тем, что контракт заключался и исполнялся в России, а условия заказов предусматривали ответственность «Инстар» по российскому законодательству в части ненадлежащего исполнения заказа. Поэтому российское право может применяться и ко всему комплексу взаимоотношений между «Инстаром» и Nabors, следует из решения суда.

ИНИЦИАТИВА ЗАКОНОДАТЕЛЕЙ

Этот судебный процесс шел на фоне попыток российских парламентариев внести свой вклад в решение вопроса, как американские компании и их российские подсанкционные контрагенты должны разрешать свои споры. В июле Госдума приняла в первом чтении законопроект, который легитимизует действия «Инстара» с точки зрения российского правопорядка. Документ позволяет подпавшим под санкции компаниям в одностороннем порядке вносить в соглашения с иностранными контрагентами поправки о смене юрисдикции для разрешения споров и переводить их в Россию. А при отказе российские компании смогут в отечественных судах требовать от контрагентов прекращения разбирательства и выплаты неустойки, равной предъявленному иску.

Дальнейшую работу над документом депутаты отложили на осень, но до сих пор к ней не вернулись. Тем временем на документ уже поступили отрицательные отзывы от Банка России, Минэкономразвития и Минюста. Центробанк считает, что законопроект противоречит Конституции РФ и может ухудшить инвестиционный климат.

До введения санкций «Инстар» был одним из ведущих игроков российского логистического рынка. Компания участвовала ряде крупных промышленных проектов, организуя транспортную цепочку для негабаритных грузов.

В числе ее проектов, по собственной информации, — транспортировка газотурбинной установки Siemens для «Мосэнерго» (MOEX: MSNG) из Роттердама в Москву. Кроме того, по данным аналитической системы «СПАРК-Интерфакс», заказчиками компании в разные годы были «Технопромэкспорт» (контракт на 120 млн рублей в 2016 году), «Русатом Сервис», ОГК-2, «РН-Бурение», «Сухой» и другие.

Выручка «Инстара» в 2018 году упала на 30% к предыдущему году, до 3,27 млрд рублей, чистая прибыль сократилась на 38% — до 18,64 млн рублей.

Nabors предоставляет услуги по бурению нефтяных и газовых скважин, работает в 20 странах. Акции Nabors торгуются на Нью-Йоркской фондовой бирже, входят в индекс компаний средней капитализации S&P 400.

По итогам прошлого года компания показала убыток в $640 млн, который увеличился на 17% по сравнению с предыдущим годом при 15%-ом, до $3,05 млрд, росте выручки. Компания убыточна четыре года подряд, в последний раз она показала чистую прибыль в 2014 году ($139,98 млн). Выручка Nabors с тех пор сократилась более чем вдвое (в 2014 году она составляла $6,8 млрд).