"Сырьевая трансформация" экономики России подморозила энергосбережение
27 Января 2020



Энергетика и промышленность России (25 января 2020г.)

Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (381-382) январь 2020 года

Политика повышения энергоэффективности в России требует новых стимулов для роста. К такому выводу пришли эксперты Минэкономразвития, выводы которых обобщены в ежегодном докладе о положении дел в сфере энергосбережения и повышения энергетической эффективности в РФ.

К 2018 году энергоемкость российского ВВП снизилась лишь на 12 %, хотя указ Президента РФ от 4 июня 2008 года "О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики" требовал снизить ее к 2020 году на 40 % от уровня 2007 года.

Если темпы снижения энергоемкости окажутся прежними, снизить энергоемкость ВВП на 60 % удастся лишь к 2043 году. За прошедшие десять лет энергоемкость ВВП России снизилась всего на 9 %, а в последние четыре года этот показатель застыл на месте.

Сравнение текущей энергоемкости российского ВВП с мировыми значениями показывает, что по итогам 2018 года этот показатель превысил среднемировой уровень на 46 %, уровень США – на 44 % и уровень стран Европы – на 62 %.

"Возможность достижения Россией среднемирового уровня энергоемкости ВВП 2018 года к 2035 году реальна только при полном переходе экономики на наилучшие имеющиеся в мире технологии, иными словами, за счет ускоренной модернизации технологической базы, – говорится в докладе. – Но даже в этом случае отставание энергоемкости ВВП Российской Федерации в 2035 году от среднемирового уровня составит около 28 %".

"При почти двукратном росте ВВП РФ в 2000‑2018 гг. (181 % от уровня 2000 года) энергоемкость ВВП за этот же период снизилась более чем на 40 %, – сообщает Минэкономразвития. – Практически весь прогресс в снижении энергоемкости ВВП был достигнут в 2000‑2008 году, когда в структуре ВВП происходили заметные сдвиги в пользу менее энергоемких видов экономической деятельности. Рост ВВП на 60 % сопровождался практически неизменным потреблением первичной энергии".

Сразу после 2008 года снижение энергоемкости ВВП остановилось, незначительные колебания около достигнутого значения, как в положительную, так и в отрицательную сторону сохранялись на протяжении всего периода вплоть до 2018 года. Этот период характеризовался замедлением экономического роста и сопровождался повышением доли энергоемких видов деятельности в структуре экономики. Положительные сдвиги в пользу менее энергоемких отраслей промышленности прекратились.

Структура экономики вновь трансформировалась в пользу сырьевых отраслей и отраслей с низкой долей переработки, что затормозило снижение энергоемкости в промышленности, следовательно, и снижение энергоемкости ВВП в целом. Темпы роста ВВП были сопоставимы с темпами прироста потребления первичной энергии.

"Конец периода был также отмечен практически нулевой динамикой энергоемкости ВВП, хотя и на несколько лучшем уровне", сообщает Минэкономразвития.

Главным фактором, сдерживающим рост энергоемкости ВВП РФ за 2015‑2018 годы, стал технологический фактор (повышение энергоэффективности энергопотребляющего оборудования). Вклад технологического фактора в снижение энергоемкости ВВП за эти годы в среднем составил 1,2 % в год или 4 % в 2018 году относительно уровня 2015 года.

Последовательное снижение потребления ТЭР за счет технологического фактора демонстрируют электроэнергетика, обрабатывающая промышленность и транспортный сектор. Так, удельный расход топлива на отпуск электрической энергии генерирующими компаниями РФ снизился в среднем на 1 %.

Свой вклад в снижение данного показателя внесли "ОГК-2", "ТГК-16", "Квадра", "Интер РАО", "Мосэнерго" и "Т Плюс". В электросетевом комплексе (ПАО "Россети") потери электрической энергии в сетях в 2018 году сократились на 0,73 % по сравнению с 2017 годом.

В компаниях добывающей промышленности, напротив, наблюдается рост удельных показателей расходов ТЭР: на добычу газа на 5 % (ПАО "Газпром"), на добычу нефти – на 1 % ("Сургутнефтегаз" и "Татнефть"). Увеличение этих показателей происходит по причине усложнения средних условий добычи и роста производственных издержек на извлечение нефти и газа.